ОСТАВАЙТЕСЬ НА СВЯЗИ

НАВИГАЦИЯ


Последние публикации

Время жестко действовать
Реальная картина происходящего на Украине
Скандальный ЕГЭ 2022 года по иностранному языку
Переход к новой экономической модели городской логистики
Причины и следствие спецоперации России!
"Центр принятия мировых решений теперь в Москве!"
Поздравление с ДР Сергея Герасимовича Митина
Африка выбрала свой независимый путь развития!
Официальное заявление о грядущих изменениях в государственном управлении
Чувство собственного достоинства как критически важная гражданская компетенция постсоветских наций
Африканские страны должны развиваться, как единое целое!
Якимович Юрий. Ответы на самые актуальные и часто задаваемые вопросы.
Народная дипломатия - инструмент, который помогает выйти из кризиса отношений
Новая социальная революция

«Ультиматум» и новые переговоры с США: О чем это было?

Публикации экспертов: Строев Сергей Всеволодович

Начнем эту тему, которую «не обсуждает только ленивый», с некоторых дефиниций. То есть с определений — « а что это было» ? Прежде всего, в отношении того, чем вызвано неожиданное появление декабрьской декларации, что многие называют ультиматумом со стороны России. В кавычках и без оных. А также, что представляют собой сами, как будто возникшие вдруг, переговоры Россия – США ? Которые никем не ожидались в подобном формате даже за месяц до их начала. И которые, как нам представляется, реально проводятся в двух режимах – в публичном и в очень закрытом режимах с сокрытием некоторых причин, вызвавших эти переговоры. Которые, прежде всего, необходимых именно для США в преддверии промежуточных выборов в Сенат и Палату Представителей США в ноябре 2022 года.

Ввиду явной неспособности Администрации Байдена решить экономические проблемы США ( упомянем тут хотя бы аномально высокую для США инфляцию ), Байден должен быть представлен электорату как избранный от Демократической партии мудрый президент, предотвративший широкомасштабную войну со вовлечением в нее США. Хотя глубинных причин для начала диалога по вопросам новой архитектуре глобальной безопасности гораздо больше. Но они не так срочны и они требуют совсем иного формата переговоров.

Как нам кажется, Москва в явленном ею формате переговоров – публичном и очень жестком, причем требующем безотлагательное принятие вполне конкретных решений – возможно, тем самым она «подыгрывает» Администрации Байдена. Будучи при этом сама заинтересована в начале коренной перестройке системы глобальной безопасности. С учетом явно возросшей геополитической роли России. Внутриполитический эффект от результатов переговоров для России менее важен, чем для США. Последние одновременно обременены как тяжелым экономическим и нарастающим социально-политическим кризисом внутри США, так и задачами сдерживания Китая. В том числе и путем предотвращения дальнейшего укрепления сотрудничества Китая и России, ибо в глобальном противостоянии США с двумя соперниками одновременно – с Китаем и Россией – Америка не может быть победителем. Масштабность задач вынудили американскую сторону фактически стать инициаторами переговорного процесса, начатого еще в Женеве летом 2021 года, хотя публично роль инициатора переговоров отведена России, что и обусловило как «внезапность», так и необычно жесткий формат требований России. Это всё, конечно, не отменяет реальную важность этих переговоров для России именно с точки зрения переустройства мировой архитектуры безопасности. Но изначальные позиции двух сторон слишком разные, что и предопределяет крайне сложный и противоречивый характер проведения переговоров. И не гарантирует их успешное завершение по слишком многим причинам. При этом реальный, очень не публичный формат переговоров, только начинается. Хотя бы частично результаты этого этапа нам будут публично доведены до сведения не ранее весны.

Перейдем, однако, к глубинным причинам, объективно требующим перестройку системы безопасности в мире.

1. Сразу же обозначим здесь позицию автора этих строк – ни один анализ, ни один прогноз на эту тему не может претендовать на точность, ибо тема этих переговоров Россия-США тотально закрыта и переговоры, на наш взгляд, сопровождаются массивной дезинформационной операцией прикрытия. Причем с обеих сторон. Хотя и делается это, во-многом, с разными целями. Но дезинформации объективно необходима в данном случае. По внешнеполитическим и внутриполитическим причинам также для обеих сторон. На наш взгляд, именно американская сторона больше всего заинтересована в тотально закрытом режиме реальных переговоров, сопровождая их публичной массированной и агрессивной информационной компанией против России. Отсюда нагнетание истерии со стороны США по поводу, якобы, почти неизбежного широкомасштабного вторжения войск России на территорию Украины.

При этом США чрезмерно перегрели тему Украины, которая для них важна, но все же не она является первостепенной задачей, которую надо решить на этих переговорах. Но чрезмерное акцентирование темы Украины невольно делает США заложниками собственной агрессивной риторики. Что также усложняет процесс переговоров, переводя этот процесс в традиционный для Америки последних 30 лет формат — «ни шага назад в переговорах с Россией». Понятно, что в таком формате никакой успеха в собственно этих публичных переговорах не может быть достигнут. Хотя обе стороны объективно заинтересованы в выходе на взаимный компромисс и на достижение договоренностей. Что предполагает продолжение переговоров в закрытом формате.

2. Поиски ответа на вопрос о глубинных причинах появления «ультиматума» со стороны России начнем, как будто, издалека . С классического ленинского определения, что «Политика есть концентрированное выражение экономики». ( ПСС. Т.42, с. 278 ). Ленин, конечно, сегодня не в чести, но это не отменяет правильность общего понимания, что реально движет политикой и политиками. Хотя нередко именно политические интересы и задачи определяют тот или иной экономический курс. Но в конечном итоге все -таки именно экономические задачи и проблемы определяют ту или иную политику. При изменении экономических условий, неизбежно меняется и тесно связанная с экономикой политика. Как внутренняя, так и внешняя. В данном случае мы можем проследить тесную связь между изменениями в мировой экономике и в глобальной геополитике к 2022 году. И вот почему …. Капиталистическая миросистема к 20-м годам вошла в стадию начала глубокого системного кризиса. Прежде всего финансово-экономического, который неизбежно влечет за собой кризисные, «переломные» явления и в других сферах – политической, социальной, культурной и т.п. Кризисные явления в этой системе, которая не была глобальной до 1991 года, — они имели место и ранее. Но Великая Депрессия начала 30-х годов была купирована Второй мировой войной. Которая завершилась крахом Германии и ее союзников, распадом Британской и французской колониальных империй с их огромными колониальными ресурсами. С переходом к США роли политического гегемона в западном мире, а в сфере экономики и в качестве мирового гегемона. С его более чем 50% от всего мирового ВВП. Участие СССР в Бреттон-Вудских соглашениях 1944 года было свидетельством того, что такая мировая роль США признавалась и Советским Союзом с его разрушенной войной гражданской экономикой.

Накопившиеся за 25 лет, к 1971 году, кризисные явления в США были тогда сняты талантливым администратором – президентом Никсоном. Он «отвязал» эмиссию доллара, как мировых денег, от золота. Он пошел на уменьшение военно-политического противостояния СССР и США, тем самым «усыпив бдительность» кремлевских старцев. И, одновременно, он пошел на сближение с Китаем. Который на несколько десятилетий стал противником СССР и привязывался экономически и политически к США. Последние имели возможность эмитировать мировые деньги не только для поддержания своего военно-политического доминирования в большей части мира, но и для целей развития Китая, как своей производственной базы, сохраняя за собой роль финансового, военного и политического гегемона даже в двухполярном мире.

Вновь накопившиеся за последующие 20 лет экономические проблемы США были сняты в 1992 году с развалом СССР и включением в экономическую и политическую орбиту США бывших социалистических стран. Ресурсов, выкачанных из СССР, с его ВВП около 20% от мирового, хватило на 15 лет. Когда очередной кризис 2008 года был временно потушен несколько иным образом. Без войны и захвата ресурсов бывшего геополитического соперника. Которого на тот момент уже не было у США. Нарастающие кризисные явления в экономике США были приостановлены потоком кредитной долларовой эмиссии. Остановленной Обамой в 2014 году, ибо она быстро достигла угрожающих размеров в росте невозвратной задолженности в долларах как мировых денег ( резервной мировой валюты, которая эмитировалась не МВФ, а формально национальным государством США).

То есть развитие кризиса было приостановлено, но лишь на несколько лет.

Далее начинаются поиски выхода из системного финансово-экономического кризиса. Этим можно объяснить избрание президентом США не системного политика Дональда Трампа с его программой перенаправления финансирования от банковской системы на реальный сектор – на производство в самих США, а не в фабрике мира – в Китае. Первые три года при Трампе экономика США стала заметно расти, но при этом стали уменьшаться доходы финансистов. Как мировых, так и американских. Между которыми особого различия и нет… Неуклонное падение доходов в финансовой сфере, как в международной, так и в американской, чудесным образом совпало с непонятным образом откуда появившейся в начале 2020 года пандемией. Которая охватила США менее чем за год до президентских выборов. В чрезвычайной ситуации эпидемии с ее локдаунами, Трамп был вынужден возобновить массированную эмиссию доллара в США. Что, конечно, не могло сменить тенденцию к ухудшению экономической ситуации в США. Более того — беспрецедентная эмиссия триллионов долларов «для борьбы с ковидом» только усугубили эту ситуацию. Создание условий для замены Трампа на Байдена, как представителя интересов международных и американских банкиров, только ускорила развитие уже давно имевшихся кризисных явлений в экономике США, и таким образом, и в мире в целом. Включая даже Китай. С его рыночной экономикой, глубоко интегрированной в мировую капиталистическую экономику. Пусть и под руководством Коммунистической партии Китая.

Массированная накачка экономики эмитированными деньгами сегодня уже приводит не к росту экономики, а напротив, к ее скукоживанию в очень обозримом будущем. К середине-концу 2021 года стало ясно, что нужно срочным образом каким-то образом переформатировать всю капиталистическую экономическую миросистему, включая ее «главный офис» в США. Что неизбежно обуславливает необходимость больших перемен и в глобальной политике. В которой США пока остаются мировым гегемоном, но в условиях укрепления двух соперников- конкурентов. В экономической сфере это Китай, а в военно-политической это Россия. «Сдерживать» одновременно Китай и Россию Америка уже не в состоянии ввиду сокращения ее финансово-экономической ресурсной базы

4. Сокращение ресурсной базы у США, ВВП которых политическое присутствие США во всем мире. Когда говорят, что США «вошли в эпоху перестройки конца 80-х в СССР», то это воспринимается с иронией. Но сходных явлений слишком много, чтобы их не замечать. Хотя есть и различия – в мире сегодня, по факту, уже нет того военно-политического и одновременно экономического гегемона, которым были США в начале 90-х. Да. Хотя Китай и вышел по реальному ВВП на уровень США, но отнюдь не в военно-политическом плане. В военном же отношении именно Россия, с ее ничтожными 2% от мирового ВВП, то есть в 10 раз меньшей долей, чем было у СССР, все же именно она являются второй, а по некоторым показателям и первой по силе, военной державой в мире. В изменяющемся миропорядке, где именно сила будет определять место в переформатированной миросистеме, фактор военной силы становится не менее важным, чем экономическая мощь. Хотя всем понятно, что без сильной экономики невозможно содержать сильную армию. Но временно и за счет «затягивания поясов» населения это все-таки возможно. Именно этим обусловлены две разных позиции в истеблишменте США :

1) с Россией надо договариваться и надо делать это сегодня, пока у США есть еще силы.

2) Россия, с ее непрерывным с третьего квартала 2013 года реальным экономическим спадом ,– она неизбежно рухнет под тяжестью экономических проблем и надо просто тянуть время, дожидаясь пока Россия не обвалится сама собой.

В новом экономической и политическом миропорядке объективно неизбежна перестройка мировой архитектуры безопасности. Но подходов к тому, как именно она должна быть перестроена, их в США , как минимум, два. Которые мы и отметили выше. Хотя есть и другие, менее значимые или менее заметные. В любом случае, пока это так.

Отсюда и суматошная челночная дипломатия США в январе 2022 , разные представители которой доносят до России весьма разные «мессиджи» от разных групп влияния в Администрации США. Которая по этой причине совсем не едина в своем подходе к вопросу о будущей глобальной системе безопасности. Ибо в этой Администрации во внешней политике реально заправляют, как минимум, два ведущих «клана» ( властных группировок), хотя самих этих группировок в Администрации США, как минимум четыре. Кроме них есть также и другие, которые пока себя особо не проявляют в этом вопросе. Неоднородность в нынешней Администрации требует необходимость остановиться отдельно на теме «коалиционной Администрации США» .

5. Еще год назад очень многие писали, что президент Байден – это «коллективный Байден». Сегодня некоторые остроумные аналитики говорят, что «Байден – это аватар». Что есть большой шаг вперед в признании субъектности Байдена, про которого год назад некоторые даже писали , что «Байден это вообще голограмма» . Тут можно было бы поставить «смайлик». Если бы это не было очень серьезной проблемой. Если дедушка Байден, который все же очень опытный политик и дипломат, вдруг уйдет в мир иной. С кем тогда продолжать диалог по вопросам глобальной безопасности ? С вице-президентом Камалой Харрис ? Которая реально почти «голограмма». Даже не «аватар», коим является коллективный Байден…. Но проблема в том, что последнего привела власти не какая-то одна, преобладающая в Демпартии группировка, а предвыборная в 2020 сложносоставная коалиция. Из представителей которой ( кроме очень условно «левых» ) и сформирована Администрация США.

Давно прошли времена, когда по отношениям с СССР в США был двухпартийный консенсус. Реликты прежнего консенсуса еще дожили до президента Трампа, который во многом не был самостоятелен во внешней политике. В отношении России он точно не был независим. Но сегодня нет не только двухпартийного консенсуса. Его нет даже внутри самой Демократической партии. И это новые реалии с момента занятия Байденом поста президента США.

6. Некоторые аналитики считают, что в американских властных группировках в отношении любых переговоров с Россией есть сразу четыре позиции:

6.1. Не вести переговоры с Россией вообще.

6.2. Вести переговоры надо только с позиции силы, даже если это приведёт к их срыву.

6.3.Вести переговоры надо, но без намерения выйти на результат. Всячески затягивая время, в расчёте на «обвал России».

6.4. Вести переговоры надо жестко, но с учетом сложившихся реалий и с целью достижения
взаимоприемлемого компромисса.

Такой подход также, по своему, вполне объективно отражает американские реалии. Хотя первые три позиции можно объединить в одну и очень традиционную в отношении пост-советской России – «ни шага назад в переговорах с Россией».

В сухом остатке, «что это было» ? Имели ли место переговоры или всё ограничилось обменом взаимных угроз и неприемлемых предложений ?

7. НА наш, сугубо субъективный взгляд это следует понимать так. Реальных переговоров как таковых фактически пока еще не было. Прошел только первый и вполне реальный «предпереговорный» этап, на котором стороны выставили друг другу максимально жесткие и публично взаимно неприемлемые условия. Что было вполне ожидаемо с российской стороны. При этом последняя, хотя и не находится в более сильной переговорной позиции с точки зрения принуждения США к приемлемому для Росси компромиссу. Но «наступательная стратегия» России по вопросам переформатирования системы глобальной безопасности вполне оправдана по целому ряду внутриполитических и внешнеполитических причин. Прежде всего в отношении США. А именно :

7.1. В США с лета 2020 года обострились экономические проблемы, ускоренные и усиленные пандемией и нарушением нормального, до пандемийного режима работы бизнеса практически во всех его сферах. Стремление Демпартии перехватить власть на президентских выборах привело к обострению расовых противоречий через искусственное стимулирование движения BLM.

Традиционное для США деление электората практически «50 на 50» на выборах 2020 года было отмечено сильной поляризацией и противостоянием электората обеих партий по отношению к так называемым «традиционным ценностям». После выборов, с учетом того, что очень многие сторонники Трампа не признали выборы вполне честными, этот раскол электората не ушел в прошлое. При этом в ряде штатов, например, таких как Техас или Флорида, преобладал и продолжает преобладать консервативный электорат, поддерживающий Трампа и Республиканскую партию, в то время как штаты на обоих побережьях поддерживали Демпартию. При этом были и сохраняются различные электоральные предпочтения в прибрежных «либеральных» мегаполисах и впавших в депрессивное состояние городах и городках бывшего промышленного пояса в консервативной «серединной Америке». То есть не просто борьба за власть, но и раскол в элитах США нашли свое отражение в расколе общества в США. Причем одновременно по нескольким линиям. И этот раскол в американском обществе продолжает обостряться. С неизбежным ухудшением состояния экономики и с падением уровня жизни, этот раскол может стать критическим. Ничего подобного в России нет. Проблемы, конечно есть, но они не так критичны, как в США.

7.2. Пришедшие к власти в 2021 году властные группировки Демпартии попали в устроенную ими же ловушку. И не только по внутренней повестке. Как, например, с движением BLM или с заявленным переходом к «зеленой энергетике», который невозможен в обозримом будущем. Четыре года травли Трампа как, якобы, «пророссийского» президента, привели к тому, что Администрация Байдена сегодня просто не может «отступать» в любых переговорах с Россией. Ибо это дает Республиканской партии возможность обвинять Администрацию Байдена в «предательстве национальных интересов Америки». Русофобия в США не обязательно коренится в каких-то идеологических воззрениях, хотя такие тоже имеются. Но, прежде всего, это инструмент в борьбе за власть. Перефразируя известное изречение из саги об американской мафии : «Ничего личного» ( по отношению к России). «Только бизнес» ( политический). То, что администрация Байдена в очень многих сферах вынуждена продолжать политику, начатую Трампом, это республиканцев не волнует. Прагматичная часть Администрации Байдена также хотела бы сбросить с США чрезмерные расходы на содержание своих сателлитов. То есть продолжить ту политику, которую начал Трамп, считавший, что страны НАТО должны полностью оплачивать свои взносы на содержание этого альянса. Но для республиканцев сегодня выгоднее, чтобы Америка продолжала нести чрезмерные расходы на военную инфраструктуру за рубежом, тем самым ухудшая возможности США в хотя бы приостановке развития кризисных явлений в экономике. Что сильно повышает шансы республиканцев победить «провальную Администрацию» Демпартии на выборах в Сенат и в Палату представителей в ноябре 2022 года и на президентских выборах 2024 года. Разумеется, при условии проведения выборов без фальсификаций. Очень сильно утрируя этот вывод, можно скаазать, что любая Администрация в США, предпринимает попытки выйти на какие-то договоренности с Россией, а любая оппозиционная ей партия, будь то демократы или республиканцы, препятствуют этому, обвиняя находящуюся у власти часть американской элиты в «соглашательстве с Россией». Воистину, «ничего личного». Только борьба за власть и за контроль над финансовыми потоками. Но вести переговоры с таким «партнером» крайне тяжело, ибо он сам зажат в определенные рамки Системы.

7.3. Самым серьезным фактором, не позволяющим США публично принять требования России, следует считать также опасность утери доверия к США со стороны многих сателлитов в Европе. Вплоть до развала блока НАТО. Который сегодня для США уже менее важен, чем новый антикитайский блок AUKUS с его базированием в Австралии. Но отказ США от фактического протектората над сателлитами в Европе, особенно в Восточной Европе, неизбежно повлечет за собой значительное ослабления влияния США во всем мире.

Что США не могут себе позволить, особенно после выхода из Афганистана, как бы того не требовала необходимость экономии имеющихся у США ресурсов. Что , впрочем, не означает принципиальной невозможности прийти к каким-то договоренностям на строго непубличной основе. Однако, это предполагает выведение из переговорного процесса группы влияния, представленной Госсекретарем Блинкиным. А это маловероятно. В любом случае, пока это так.

8. Следствием хотя бы приведенных выше факторов, а их гораздо больше, является ненадежность любых договоренностей даже с действующей Администрацией. Не говоря уже о том, что совершенно невозможно прогнозировать позиции следующей Администрации по вопросам глобальной безопасности. Здесь достаточно упомянуть хотя бы соглашение по ядерной программе Ирана, которое с большим трудом и после длительных переговоров было достигнуто Администрацией президента Обамы в 2015 году, чтобы всего через три года Администрация президента Трампа в одностороннем порядке вышла из этого Соглашения. Это также обусловило требование российской стороны предоставить письменный ответ на заявленные Россией требования по этому вопросу. Так как США принципиально не могут принять российские требования по причинам, часть которых упомянута выше, то Россия позднее может довести этот ответ до американского общества. Что может быть превентивным ответом на будущие американские обвинения в «агрессивных намерениях» или в ответных действиях со стороны России.

9. Впрочем, если Россия не обнародует ответ американцев, то это может быть свидетельством того, что все-таки до чего-то существенного обеим сторонам в переговорах удалось договориться. Но это станет более понятно не ранее с февраля- марта или даже позднее. В этой статье мы ограничились рассмотрением российско-американских переговоров и почти не коснулись темы крайней заинтересованности США в нейтралитете России в предстоящем конфликте США и Китая из-за Тайваня. А также не упомянули о роли России как посредника и участника предполагаемого возобновления Соглашения по ядерной программе между США и Ираном. США и в этом вопросе заинтересованы уже не в нейтралитете, а в поддержке Россией американской стороны в переговорах США с Ираном. То есть даже в рамках этого расторгнутого президентом Трампом Соглашения 2015 года Россия уже является весьма влиятельным участником договоренностей по безопасности, в которых Россия выступает не как сторона, а как посредник в конфликте США с третьей страной. Этот аспект российско-американских переговоров 2022 года тщательно замалчивается Америкой в публичном поле, но он является одной из важнейших тем этих переговоров, несмотря на то, что публично обсуждаются, якобы, только вопросы гарантий безопасности для России в Европе и на пост-советском пространстве. Усиленное педалирование украинской темы Америкой преследует цель сокрытия главного интереса США в этих переговорах. И это Китай. В какой-то степени и Иран. По вопросу только Украины США ни на какие бы переговоры в формате заявленном России не пошли бы. Однако, эта тема, которая требует отдельного рассмотрения.

10. Эта статья написана в рубрику «Концептуальные новости». При том, что каких-то новостей в статье нет. Но концептуальные выводы можно сделать. И они объясняют, почему в статье такое большое внимание уделено экономике, хотя статья посвящена переговорам по глобальной безопасности. И вот почему.

10.1. Россия вышла на относительно сильную переговорную позицию не только потому, что она окрепла в военном отношении. Главная причина в том, что США ослабели экономически. Следствием чего стало ослабление в политической и военной сферах. 700 миллиардов военного бюджета США уже не делают Америку такой сильной, какой она была прежде. Как огромный военный бюджет не спас СССР от его распада без прямого военного конфликта с главным геополитическим соперником. Незримое поле боя было в экономике. Провальные, а возможно и предательские, решения в сфере экономики обрушили народное хозяйство СССР.

Не военные расхода, хотя и они были слишком большие и не вполне эффективные, а именно пагубная экономическая политика были решающим фактором в распаде СССР и в замене прежней политико-экономической модели на сугубо периферийный недокапитализм, приведший к дальнейшему глубокому спаду ВВП, к разрушению многих жизненно важных отраслей и к обнищанию населения. Изменение после дефолта 1998 года прежней экономической политики правительством Примакова-Маслюкова, с Геращенко как главы Центробанка, привели к временному росту темпов ВВП до 16-17 % в год. Россия начала выходить из пике экономического разложения. Рост цен на энергоносители поддержал эту тенденцию. Но темпы роста ВП медленно, но неуклонно падали. С 2013 года уже сам ВВП начал падать в реальном измерении. По афористическому определению бывшего премьера Медведева: » У нас экономический рост. Но отрицательный рост». Дальнейший «завет от Медведева» : «Денег нет, Но вы держитесь». – он до сих пор, увы, актуален. Почему так сложилось ? Потому что экономическая модель не претерпела изменений, несмотря на изменения во внешних условиях. Пример Америки, где также не было отказа от «либеральной» экономической модели, показывает нам, куда можем прийти и мы. В том числе и с точки зрения нашего места в глобальной системе безопасности во вполне обозримом будущем. Выводы напрашиваются вполне очевидные.

10.2. Нынешний сложившийся баланс – США с сателлитами и союзниками — с одной стороны и Россия с Китаем — с другой, он тоже не вечен. «Китайский НЭП», как строительство капитализма под руководством коммунистической партии, также подходит к черте, после которой начинается кризисный этап. Этой чертой является рост ВВП менее 5% в год и Китай к этому уже очень близок. Глубокая интеграция в капиталистическую глобальную экономику была хороша, пока мировая экономика была на подъеме. Спад в мировой экономике потянет за собой и Китай. С последующими социальными и политическими потрясениями. Что может повлечь за собой возврат к власти выходцев из Коммунистического союза молодежи Китая, которые и проводили антисоветскую политическую линии не одно десятилетие. Которые имеют очень давние связи с Демократической партией США. Дальнейшее пребывание у власти «армейской суверенной» группировки Председателя Си отнюдь не гарантировано. И это чревато большими опасностями для России. При этом все возможные перемены в политике Китая имеют в своем основании именно экономические причины. Стоит ли нам «следовать по пути Китая» ? За что ратовали многие российские «анти-либералы» , включая автора этих строк ? И все это также имеет самое прямое отношение к месту России в системе глобальной безопасности. Или опасности.

Иными словами, путь к национальной военной безопасности лежит через путь суверенной экономической безопасности, которую не может предоставить на длительную перспективу нынешний «либеральный» экономический курс России, который подорвал мощь даже эмитента мировых денег – США. Каков этот «иной экономический путь»,- на эту тему автор предлагает читателям подумать самим.

P.S. Автор приносит свои извинения читателям за столь пространный текст. Но такая тема не может быть раскрыта лишь перечислением видимых фактов. А также и фейков. Что касается стилистики статьи в духе «псевдонаучного подхода», то объясняется старой пословицей: «Старую собаку нельзя научить новым трюкам». Что более чем применимо к автору этой статьи. На этом, в случае её публикации в социальной сети, можно было бы поставить «смайлик» .

Строев Сергей Всеволдович