ОСТАВАЙТЕСЬ НА СВЯЗИ

НАВИГАЦИЯ


Последние публикации

Время жестко действовать
Реальная картина происходящего на Украине
Скандальный ЕГЭ 2022 года по иностранному языку
Переход к новой экономической модели городской логистики
Причины и следствие спецоперации России!
"Центр принятия мировых решений теперь в Москве!"
Поздравление с ДР Сергея Герасимовича Митина
Африка выбрала свой независимый путь развития!
Официальное заявление о грядущих изменениях в государственном управлении
Чувство собственного достоинства как критически важная гражданская компетенция постсоветских наций
Африканские страны должны развиваться, как единое целое!
Якимович Юрий. Ответы на самые актуальные и часто задаваемые вопросы.
Народная дипломатия - инструмент, который помогает выйти из кризиса отношений
Новая социальная революция

ПОЛЬША ПЕРЕДАЛА УКРАИНЕ ТЯЖЕЛОЕ ВООРУЖЕНИЕ: КАК ЭТО РАСЦЕНИВАТЬ

Строев Сергей Всеволодович - Автор 20 научных работ по политическим системам стран Азии, публицист, общественный деятель, политолог

По сообщению информационного ресурса Вышеградской группы (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия) - visegrad24 - Польша передала Украине 232 танка Т-72М1, переносные зенитно-ракетные комплексы, реактивные системы залпового огня, самоходные орудия и гаубицы. Как это расценивать ? И много это или не так уж много в смысле количества переданного вооружения ?
В комментарии на это сообщение в РИА Новости написали, что « этого достаточно для вооружения двух бригад». Особенностью основного типа соединения в сухопутных войсках Украины, а именно, механизированной бригады ВСУ ( и в РФ также ) является наличие большого количества тяжелых вооружений – танков, БМП, РСЗО, тяжелой артиллерии и ракетных комплексов. ( В РФ такие тактические соединения именуются как мотострелковые бригады). При этом напомним, что в достаточно сильную бронетехникой украинскую механизированную бригаду, как основного типа соединений в ВСУ, входит три батальона на бронетранспортерах или БМП и только один или, что значительно реже, два танковых батальона. По 30 танков в танковом батальоне по полному штату. По три танковых батальона имеется только в шести танковых бригадах ВСУ . И это означает, что Польша намерена заново укомплектовать польскими танками весьма значительную часть всех бригад сухопутных войск Украины. На наш взгляд, журналисты РИА Новости бессознательно или вполне сознательно преуменьшают опасность такого усиления тяжелым вооружением и, в частности, танками остающихся пока в строю танковых и механизированных бригад ВСУ. Не двух бригад, а гораздо их большего количества. Для дополнительной оценки давайте сравним это количество – передаваемых Польшей 232 танков Т-72М1 - с оснащением танками моторизованных или танковых соединений разных времен и разных стран. Такое сравнение позволяет более полно оценить «вклад» Польши.
В знаменитом танковом сражении под Прохоровкой против фронта советского контрнаступления 5-ой гв. танковой армии ( всего наших там было около 800 танков и самоходок, но более 300 из них были очень легко бронированные танки Т-70 ) оказались одновременно три дивизии Второго моторизованного корпуса СС , а именно, 1-я моторизованная дивизия «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», 2-я моторизованная дивизия СС «Рейх» и 3-я моторизованная дивизия СС «Мёртвая голова», с общим количеством танков и противотанковых самоходных орудий, по разным оценкам, около 300 единиц. То есть Польша передает танков Украине более чем две трети от того количества, чем было в самом элитном Втором танковом корпусе СС, как главной ударной силы в том крупнейшем танковом сражении Второй мировой войны.
Теперь сравним не исторически, а по странам. В бронетанковой дивизии США по штату около 300 танков, но реально на ходу их значительно меньше. В двух имеющихся у ФРГ танковых дивизиях общее количество танков почти такое же, сколько передает Польша Украине - 150 танков в одной немецкой танковой дивизии и около 100 танков в другой. В двух французских танковых дивизиях примерно такое же количество танков, что и у Бундесвера. Хотя количество танков в войсках РФ считается засекреченным, но западные источники исходят из средней численности танков в российской танковой дивизии в районе 140-160 танков. То есть как у немцев и у французов. Хотя по штату количество танков в танковой дивизии со времен Второй мировой войны у немцев, а после 1943 года и у нас, должно составлять около 200 танков. При этом число самих танковых дивизий в РФ, которые стали постепенно восстанавливаться с 2016 года после погромных сердюковских реформ, - оно не так уж и велико. Даже в самой мощной «исторической» Первой гвардейской танковой армии ВС РФ на 2021 год западные источники насчитывали от 500 до 800 танков и иных бронированных машин. При этом в этой единственной танковой армии РФ всего одна «чисто танковая» дивизия, а именно, «историческая» Кантемировская 4-я гвардейская танковая дивизия и также только-только начавшаяся воссоздаваться в 2022 году 41-я гвардейская танковая Нижнеднепровская дивизия, формируемая из состава бывшей 41-ой танковой бригады. Плюс в этой армии есть также и танки из состава 2-ой гвардейской Таманской мотострелковой дивизии и 27-ой гвардейской Севастопольской мотострелковой бригады. Остальные общевойсковые армии на южном и юго-западном направлении, включая 20-ю ( со штабом в Воронеже), 8-ю (Новочеркасск) и 58-ю (Владикавказ) армии – они по укомплектованности танками уступают Первой гвардейской ТА.
В сухом остатке, 232 танка Т-72М1, прошедшим модернизацию в Польше, противостоят, в основном, такие же Т-72 и при равноценном их качестве, количество таких танков приобретает большое значение. Конечно, передача Польшей 232 танков (плюс другая бронетехника и иное тяжелое вооружение) для укомплектования не двух украинских бригад, а почти двух танковых дивизий, эта передача сам ход «специальной военной операции» переломить не сможет. Но ввод в бой на том или ином направлении дополнительно еще двух танковых дивизий иногда менял ход развития событий на отдельных участках даже огромного советско-немецкого фронта. Что ставит, помимо иных, задачу максимально ограничить (включая массированные удары по железнодорожной и автотранспортной инфраструктуре ) любые возможности ВСУ в пополнении ГСМ для всех видов техники. И, прежде всего, для бронетехники, самоходных орудий, артиллерийских тягачей.
Напомним здесь, что известное контрнаступление немцев в Арденнах сначала было вполне успешным в декабре 1944 года благодаря танковому прорыву, но когда позднее улучшилась лётная погода и авиация союзников начала охотиться и уничтожать буквально каждый автозаправщик на дорогах в Арденнах, то закончилось это тем, что многие танковые экипажи отступали уже в пешем строю, взорвав свои исправные «Пантеры», ввиду полного отсутствия горючего …
До начала «специальной военной операции» было немало суждений, что общевойсковые ожесточенные бои на широком фронте давно ушли в прошлое вместе со Второй мировой войной. Дескать, в третьем десятилетии ХХI века можно воевать уже только высокоточным оружием. Но реальный боевой опыт 2022 года, особенно на Донбасском фронте, показал, что, несмотря на большую важность высокоточного и ракетного оружия малой и средней дальности, все же главным оружием в наступлении и при прорыве обороны противника ( и в обороне противника не в меньшей мере ) , а также в нанесении максимальных потерь противнику в технике и живой силе остается до сих пор артиллерия. А это главное оружие не только Второй и Первой мировых войн, но и Крымской войны 1854-1855 годов. И даже начиная с наполеоновских войн. При этом и танки, и бронетранспортеры с автоматическими пушками оказались очень нужными в условиях городских боев за Мариуполь. При прорыве обороны противника на Донбассе и выходе на оперативный простор в направлении левого берега Днепра, эта гусеничная и колесная бронетехника будет востребована еще больше. И главным врагом для нашего продвижения на Запад будут именно тяжелые вооружения, в том числе и поставляемые Польшей.
Что же касается обещаемых Польшей поставок самолетов МиГ -29, то опыт последних двух месяцев показал, что главную опасность для нашей авиации до сих пор представляет не авиация противника, а его средства ПВО. Ибо «специальная военная операция» ведется не против афганских моджахедов или сирийских джихадистов, а против регулярной европейской армии, увы, во многом «наследницей» Советской Армии. Которой всецело помогает коллективный Запад. Причем американцы помогают ( а может в значительной степени и управляют ) средствами целеуказания, спутниковой разведки в режиме реального времени, средствами связи и прочим. И это ставит перед военной промышленностью РФ задачу срочного дооснащения русской армии, той необходимой электроникой, которой сильно напичкана западная военная техника. Да. Она дорогая и сложная, но без нее, действительно, вести боевые действия « в духе Второй мировой» очень и очень непросто… Но это отдельна тема.
Наша же тема - это массированные поставки Польшей тяжелого вооружения советского образца. Которым на земле воюем и мы тоже. И это ставит задачу каким-то образом уничтожать это тяжелое вооружение еще при его «транзите» из Польши до линии фронта. В том числе и путем массированного разрушения железнодорожных и автомагистральных коммуникаций. Расчеты на то, что «после освобождения эта инфраструктура будет и нам очень нужна», - они безосновательны. Опыт первых двух месяцев показал, что при отступлении наш противник взрывает даже мелкие мосты, оставляет после себя выжженную землю и разрушенные города. Тем более на Юго-Восточной Украине, которая для украинских националистов «чужая». Точнее – она пока оккупирована ими, но с которой им придется отступать. Поэтому её им совсем не жалко разрушать. А их «кураторам» - тем более …
И совсем отдельная, хотя и сопряженная тема – «как к этому нам относиться» ? Очевидно, что это уже фактическое участие Польши в военных действиях на территории Украины. Пока без польских солдат. Но их вхождение в Галицию также не исключено. И это требует адекватного очень жесткого ответа. Возможно, и превентивного ответа, как на этот наш превентивный ответ в форме «специальной военной операции» нас уже с 24 февраля вынудили американцы. Но каким должен быть наш ответ польским панам – это решать не нам, а высшему политическому и военному руководству России.
Сергей В. Строев
1 мая 2022 года.